Home / Болезни позвоночника и суставов / Переломы и их сращение

Переломы и их сращение

Переломы и их сращениеНемецкий хирург G. Küntscher (1975), обосновывая значимость закрытого интрамедуллярного остеосинтеза (скрепления отломков, закрытого гвоздевания) трубчатых костей предложенными им стержнями (гвоздями, сформулировал четыре фундаментальные проблемы хирургического лечения переломов, расположив эти проблемы в порядке убывания их важности.

А именно — как избежать:

· причинения вреда мягким тканям, включая тугоподвижность суставов, которой часто не удаётся устранить, особенно у стариков;

· гнойных осложнений;

· несращения (развития ложного сустава);

· сращения в неправильном положении.

Каждый, с кем случается перелом, хочет, чтобы он – перелом — быстрее сросся, и надеется найти средства, которые сращение ускорят, наивно полагая, что этими средствами могут быть лекарства, приборы, аппараты или добавки к пище, и с готовностью принимают советы не слишком квалифицированных врачей, предлагающих им эти чудо-средства.

Увы, — этим надеждам не суждено сбыться: ещё в самом начале прошлого века величайший хирург Лоренц Бёлер (Lorenz Böhler) сетовал, что слишком много пациентов испортили себе желудок, по совету врачей-шарлатанов питаясь яичной скорлупой в надежде, что это ускорит сращение перелома. Прошло сто лет, наука и техника шагнули вперёд, а врачей-невежд стало больше, и самоуверенность их, благодаря возросшей технической оснащённости выросла. В том числе и в вопросах сращения переломов.

Насколько эта самоуверенность обоснованна, можно видеть из следующего.

1. «Через год на рентгенограмме определяется хорошее сращение перелома…», — это пишут двое, один из которых – Заслуженный врач, доктор медицинских наук, профессор и заведующий кафедрой травматологии и ортопедии одного из столичных мединститутов, по теперешней моде переименованного в университет. Неудивительно, что и «рядовые» врачи слишком часто колеблются, когда нужно дать ответ на простой вопрос – сросся перелом или нет? К нам приходит много больных, которым врачи говорили, что перелом не сросся, и рекомендовали ненужную операцию. Почему? – а потому, что смотрят не на больного, а на снимок, на которой – если верить сопроводительным запискам врача – «сращения не определяется». А верить такой совершенно безграмотной записи нельзя потому, что:

· сращение наступает раньше, чем его надёжные рентгеновские признаки, линия перелома остаётся видна на снимке многие месяцы и даже годы после того, как перелом давным-давно сросся;

· сросся перелом или нет, показывает осмотр больного: отсутствие болей, подвижности там, где было сломано, способность нести нагрузку – вот истинные признаки сращения;

· модные сегодня УЗИ, КТ, МРТ, как и рентгенограммы, — всего лишь дополнительные, вспомогательные и несамостоятельные средства; заменять ими тщательный осмотр больного нельзя — даже рентгеновскому методу всего около ста лет от роду, а переломы распознавали и лечили всегда.

2. Что же такое быстрое и медленное сращение? Сроки сращения тех или иных костей определены многовековым опытом и в целом приблизительно. Если отбросить довольно редкие общие заболевания, влияющие на скорость сращения, то окажется что:

· у детей переломы срастаются в несколько раз быстрее, а у стариков медленней, чем у молодых взрослых;

· перелом срастается быстрее, если он один, и медленней, если переломов много;

· при множественных переломах один или даже несколько из них могут вообще не срастись;

· — некоторые кости почему-то срастаются практически всегда и очень быстро (например, ключица, нижний конец лучевой кости, шейка плечевой кости), а другие довольно часто не срастаются, а если — срастаются, то гораздо медленней (например, ладьевидная, пяточная и большеберцовая);

· быстрее срастаются губчатые кости, чем плотные;

· быстрее срастаются кости, окружённые большим мышечным массивом;

· расположенные внутри сустава кости срастаются хуже и медленнее;

· у лиц истощённых кости срастаются хуже и медленней;

· переломы срастаются быстрей и лучше, если больной активен сам и активно пользуется сломанной конечностью — в разумных пределах, естественно. При полной неподвижности конечности и пассивности больного сращение замедляется и даже возможны общие осложнения (пролежни, пневмонии, и т. д.);

· с другой стороны, избыточная подвижность отломков и их смещение замедляют или даже исключают возможность сращения.

Что же может и должен предложить врач больному с переломом?

Начнём с совета не попадаться на удочку тех, кто уверяет, что знает средство, как ускорить сращение кости: таких. Всегда находились не очень слишком  добросовестные люди (в том числе и врачи всех рангов), которые предлагали такого рода «лекарства», приборы и аппараты. Несметное полчища крыс, кроликов, собак и морских свинок было жестоко истреблено в безрезультатных экспериментах с постоянным и переменным электрического током, электрическим, магнитным и электромагнитным полями в 70-ых годах, (если не считать результатом горы бумаги, изведённой на отчётность, справедливо и прочно забытые статьи и диссертации).

Но дело этих экспериментаторов живёт и сегодня и цветёт сорным цветом. Потому что выдуман жупел, пугая которым доверчивое население во всём мире, ловкие дельцы от медицины и науки с большой выгодой для себя торгуют пошлым мелом, уверяя, что это средство не только от несращения и замедленного сращения переломов, но и средство их профилактики, — воистину избавители от необходимости знать, где упадёшь, и подстелить соломки! Этот жупел – пресловутый остеопороз, которым якобы страдает большая часть населения Земли – от мала до велика. В подтверждение этого ужаса пишутся бесчисленные «научные» статьи и толстые книги, стараясь придерживаться языка понаукообразней. Пример – 558-страничный фолиант, изданный под общей редакцией Б.Л. Риггса и Л.Дж. Мелтона (B. Lawrence Riggs, L. Joseph Melton) – терапевта и эпидемиолога-статистика по специальности. На полутысяче страниц вы не найдёте ни одного сколько-нибудь внятного определения, что же такое, собственно, остеопороз, зато прочтёте поразительное по соломоновой изворотливости утверждение, что «остеопороз, как известно (интересно, — кому именно известно?), является «безмолвной болезнью» и развивается асимптоматично (без проявлений) до тех пор, пока не появляются переломы». Вот и всё – после этого можно объявлять остеопоротиком всякого, у кого случился перелом: если это ребёнок или подросток, то инфантильный или ювенильный (детский и юношеский) остеопороз, если старик, то сенильный (старческий), (благо, что ох как богаты греческий и латинский языки); особенно же достаётся женщинам: если она подросток, то остеопороз вследствие несформированности половой сферы, если молодая, то легко свалить на гормональные бури во время беременности и кормления, чуть старше – предклимакс, если климакс, то сам бог велел быть остеопорозу, если старуха, то и вовсе нечему удивляться – всё женское угасло. Знаменательно, что среди 30 авторов книги, только один травматолог-ортопед не очень высокой квалификации и допущенный к соучастию в главе о биомеханике переломов, в которой с нарочитым глубокомыслием излагаются совершенные банальности о переломах шейки бедра и позвонков у стариков. Вообще же всю книгу пронизывают вводные слова: всякое высказанное положение неизменно предваряется словами «возможно», «вероятно», «как известно», «представляется», «не исключено» и т.п. Таким образом предоставляется широчайшая возможность для домыслов, спекуляций и самой обычной лжи.

Изо всех лечебных и профилактических рекомендаций этого сочинения препараты кальция (то есть попросту мел) представляются наиболее безопасными, чего никак не скажешь о назначении гормональных препаратов. Поэтому в сравнении с этими наукообразными упражнениями всякие мумиё, артровиты, исцелины, нестариты и тому подобные доморощенные изобретения кажутся детскими забавами.

Вообще-то, остеопороз как системная наследственная болезнь существует. Не станем называть её имени, скажем только, что несмотря на все успехи и достижения медицины, она совершенно неизлечима, и до взрослого состояния поражённые ею несчастные доживают крайне редко, до зрелого возраста и старости – никогда.

После всего сказанного уместен вопрос: есть ли вообще средства избежать переломов, а буде они случились, ускорить сращение, предотвратить замедленное и неправильное сращение?

Ответ: и да, и нет.

Нет потому, что ускорить процесс образования и роста костной ткани медицина не умеет.

Да потому, что мы располагаем средствами, способными устранить механические условия, замедляющие естественное сращение. Только и всего.

Эти средства ограниченны и лежат вне сферы фармакологии, которая в последнее время даст сто очков вперёд любой наркомафии.

Вот эти средства:

· Точное сопоставление смещённых отломков сломанной кости и удержание их во вправленном состоянии столько, сколько нужно. К операции следует прибегать только тогда, если без операции сделать это невозможно. Лучшим способом лечения большинства переломов остаётся гипсовая повязка.

· Правильный выбор способа фиксации отломков. Если приходится оперировать, то следует выбирать фиксатор, который наиболее эффективен (устойчив, надёжен, безопасен, прост в удалении), а не самый последний, модный, дорогой или выглядит наиболее мощным. Устойчивость фиксации должна быть такова, чтобы внешняя иммобилизация с помощью гипсовой повязки была не нужна.

· Возможно более ранние активизация и движения. Это занятия лечебной гимнастикой. Если конечность в гипсовой повязке, следует назначать изометрическую гимнастику (сокращения мышц без движений в загипсованных суставах). Если пациент оперирован, и его сломанная кость надёжно скреплена фиксатором, следует с первых дней после операции назначать активные движения в смежных суставах, исключая опорные нагрузки на срок, необходимый для сращения этого перелома в этом возрасте.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *